Время работы

Деловая и частная переписка художников с Николаем Серебренниковым в годы Великой Отечественной войны

В статье публикуются деловые и частные письма художников к Н.Н.Серебренникову в годы Великой Отечественной войны,  его ответы на обращения и просьбы. Николай Николаевич в те времена был один в трёх ответственных должностях: директор художественной галереи, директор мастерских по изготовлению агитационных плакатов и председатель правления Молотовского отделения Союза советских художников. В этих письмах ярко вырисовывается масштаб личности Серебренникова, оценка его деятельности, отношение к нему рядовых членов Союза художников.

Казалось, что события, факты жизни Урала и Прикамья  в годы Великой Отечественной войны уже много раз исследованы, интерпретированы, документы опубликованы, художественные выставки и научно-практические конференции, проводившиеся к юбилейным датам Победы, подвели многим событиям итоги, сделали выводы[1].  Культурная жизнь Перми и Пермского края в годы войны определялась рядом важнейших составляющих. 

Во-первых, в край прибыли группы художников и их семей, эвакуированных из Москвы и Ленинграда, пополнившие ряды союза Молотовских[2] художников, что создало трудности в материальном и техническом обеспечении местных художников, создало трудности в получении заказов на художественные работы. 

В то же время Молотовский союз пополнился известными профессиональными художниками. Другое важнейшее событие в культурной жизни области – перемещение национальных художественных ценностей из крупнейших столичных музеев. В Пермской художественной галерее были размещены экспонаты из Государственного русского музея, Государственной Третьяковской галереи. Для посетителей художественная галерея была закрыта. В Соликамске разместились фонды Загорского музея-заповедника, Музея-мастерской А.С. Голубкиной, Музея архитектуры АН СССР, Государственного Музея керамики.

Ещё одна группа событий связана с деятельностью художественных мастерских по изготовлению агитационных плакатов[3], которые были организованы в Перми, посёлках Чермоз и Очер. Директором мастерской был назначен директор Пермской художественной галереи Н.Н. Серебренников. Агитмастерская работала в здании художественной галереи. Вместе с местными художниками работали многие известные эвакуированные мастера. Среди них – В.М.Орешников, М.М.Черемных, В.Г.Одинцов, А.Н.Носков, Б.В.Иогансон, Г.Г.Ряжский, Ю.А.Васнецов, В.А.Оболенский, А.М.Родченко и другие. Серебренников был в эти годы и председателем правления Молотовского отделения Союза Советских художников.

К факторам, составляющим особенность художественной жизни военного времени, относятся подготовка к выставкам, деятельность сотрудников эвакуированных музеев. Этим составляющим в основном посвящены исследования и публикации о художественной жизни Перми и Пермской области военного времени в последующие годы. А вот частная обыденная жизнь с её каждодневными проблемами меньше привлекала исследователей. В то же время это было своеобразным эмоциональным фоном времени и частью жизни, что сопутствовало и героизму людей в тылу, и давало возможность преодолевать трудности и невзгоды, которые выпадали на долю каждого человека.

Целью данной работы является публикация деловых и частных писем художников к Н.Н.Серебренникову,  его ответы на обращения и просьбы. Николай Николаевич в те времена был один в трёх ответственных должностях: директор художественной галереи, директор мастерских по изготовлению агитационных плакатов и председатель правления Молотовского отделения Союза советских художников. Иными словами, Серебренников отвечал за все основные факторы, составляющие особенность художественной жизни региона. В этих письмах ярко вырисовывается масштаб личности Серебренникова, оценка его деятельности, отношение к нему рядовых членов Союза художников.

В ответных письмах Николая Николаевича чувствуется и его внимание к коллегам, и его заботы о повседневном житье-бытье, и огромная ответственность, которая ложилась на его плечи. В данной публикации не приведены письма эвакуированных художников, членов семей мобилизованных членов союза с просьбами об улучшении обеспечения продуктами и одеждой. Таких писем множество, в них так же присутствует эмоциональный фон времени. Письма адресованы Н.Н.Серебренникову как председателю правления. Все эти проблемы становились повесткой дня заседаний правления, которое пыталось по возможности    решать жизненные вопросы.

В опубликованных документах за скупыми строчками писем, телеграмм, обращений сквозит время, проявляются чувства, мысли авторов, их трудовая и общественная деятельность, эмоции, мысли, настроение, то, что вряд ли может быть передано другими средствами или словами интерпретаторов. Это живая речь, живая повесть и боль времени…

Серебренников - заведующему Очерским филиалом агитмастерской М.М.Черемных[4] (1941 г.). Телеграмма:

«Поздравляю  Новым годом. Сообщите готовности новых окон. Экстренно шлите двустишие агитокну. Достал Вам табаку. Повлияйте выезд Молотов представителя для оформления Очере отделения мастерской принятия заведования». Серебренников.

1941 г. С.А. Лучишкин – Н.Н. Серебрениикову[5]

«Товарищ Серебренников! При выезде из Москвы Егор Егорович Ряжский, с которым я ехал вместе в поезде, сообщил адрес Вашего союза для установления связи с оргкомитетом и Художественным фондом СССР. В настоящее время я нахожусь в Барнауле Алтайского края, куда прибыло по эвакуации ряд художников из Москвы и др. городов. Убедительно прошу Вас сообщить нам и возможно скорее местонахождение оргкомитета художественного Фонда СССР для установления с ними связи, а также переслать отправленные нами в этом письме документы в художественный Фонд СССР. Заранее благодарен, Лучишкин».

20.12.1941. А.Н.Трапезников – Н.Н.Серебренникову[6]

«Добрый день, дорогой Николай Николаевич! Очень признателен Вам за Ваш ответ на мою записку. Ваша открытка дала мне очень многое в смысле того, что Вы так чутко отнеслись к моей семье и сообщили много новостей… Вполне понимаю, как сейчас трудно достаётся Вам, но ведь сейчас такое время, что эти трудности являются как неизбежное. Вы справитесь ещё и не с этим, тот патриотизм, силы, знания, которыми Вы владеете, сделают ещё не это… Меня страшно интересует все, что связано с жизнью и делами художников… Вот уже 5 месяцев не брал кисти и карандаши в руки. Опять придётся, если придётся, догонять Вас».

А.Н.Трапезников – Серебренникову [7]

«Здравствуйте, дорогой Николай Николаевич! Как Ваше здоровье и как идут дела в Союзе художников. Жена мне про это ничего не пишет, кроме как о Вашей отцовской заботе по устройству с питанием моих ребятишек. За Вашу заботу сердечно благодарю и спокоен за семью. Как-то сейчас идёт работа художников. Ведь такое время, такие темы для произведений. Наверное, уже художники пишут, и, наверное, Вы много сделали для поднятия больших волнующих полотен из Великой Отечественной войны…»

Лейтенант А.Н.Трапезников – Серебренникову[8]

«…Приближается время, когда буду говорить языком оружия и другими действенными средствами с нашим врагом. Я сейчас в другом месте, но ещё не на фронте»

1942 (?). Б.Иогансон – Серебренникову[9]

«Дорогой Николай Николаевич! … по приезде в Москву я тотчас же начал хлопотать об Окнах ТАСС и литографских принадлежностях, с последними и сейчас плохо. Ни одна литография не даёт, т.к. у самой в обрез… С Окнами ТАСС получилась канитель невероятная. Когда десятки хозяев, то хуже нет. Все благожелательны, но… начинается бесконечное «но». Я по опыту знаю, как легкомысленно относятся иногда заведующие к периферии. Должен был идти пароход, и с ним должны послать первые 15 «окон», а дальше идти или с проводником, или бандеролью. Заболел гриппом, пролежал в постели две недели, и сейчас ещё не выхожу, но больной, по телефону подгонял. Меня успокаивали, что завтра все будет сделано. Наконец, уверили, что все хорошо… Ко мне зашёл Денисовский по делам ТАСС. Я спросил, отправлены ли, наконец, Окна. Он неуверенно стал отвечать. Я опять к телефону, к Панину. Отговорка новая. Мне пришлось чуть ли не матом крыть этих бюрократов и обещать поставить вопрос в оргкомитете по обвинению в саботаже к важнейшему политическому делу. Это подействовало. Мне сообщили, что Окна отправлены и будут высылаться регулярно. Болезнь моя не позволяет выходить из дому, мешает мне самому проверить лично. Вот, дорогой Николай Николаевич, маленькое дело, а что сволочи делают. Представляете мое возмущение.

Послал Вам посылочку, немного гостинцев ребятам, а Вам коньячку. Посылки пролежали больше двух недель на пристани. Жена пишет, что без меня плохо им. Ваш приезд в Чермоз поправил дело, а теперь опять плохо. Ни керосина, ни черта нет. Привет Вам, дорогой Николай Николаевич. Может быть, увидимся.  Борис Иогансон».

17.11.1941 Серебренников и другие – в Молотовский горисполком[10]

«Мастерская агитплакатов Союза художников Молотовской области для выпуска агитокон нуждается в керосине в качестве растворителя красок и для освещения при разработке творческими работниками оригиналов агитокон и агитплакатов. Правление Союза советских художников обращается с просьбой дать немедленные указания об отпуске 200 литров керосина для указанной цели. Подписи:  Серебренников, Одинцов».

20 сентября 1942 г.  Серебренников – зам. директора Краснокамской бумажной фабрики «Гознак». Тов. Паркаеву С.Н.[11]

«В соответствии с письмом Молотовского облплана об отпуске нам для выпуска агитационной продукции брака и отходов бумаги, прошу Вашего распоряжения об отпуске и отгрузки в наш адрес бумаги. 

Уполномоченный Художественного фонда СССР по Молотовской области и директор мастерской агитплакатов Серебренников».

28.01.1942.  А. Самойловских (Кунгур) – Серебренникову[12]

«Товарищ Серебренников. Получила от Вас извещение о предстоящей выставке «Наша Родина». … Получила согласие готовить эскиз на тему «Краснознамённый ансамбль красноармейской песни и пляски» … В настоящее время посещаю курсы сестёр запаса, которые закончу в начале февраля, и буду работать в госпитале медсестрой, поэтому могу участвовать в выставке «СССР—наша Родина» темой о раненых бойцах. Выполню эту тему серией акварели-гуаши. Поэтому прошу Вашей поддержки в осуществлении замысла, как о возможности производить зарисовки в госпитале, так и в заключении договора к выставке «Наша Родина» в каких бы условиях, и на какой бы работе я ни находилась. А. Самойловских».

12. 04.1942  И. Гаврилов – Серебренникову[13]

«Глубокоуважаемый Николай Николаевич! Служебные обязанности, как преподавателя техникума, где занятия проводятся с 4,5  до 10,10 мм. вечера меня оторвали от дружной семьи художников. Я всю зиму хворал, и теперь похварываю, но несмотря на свою тяжёлую болезнь, требующую сложной операции, все-таки работал и работаю. За зимний период написал 4 зимних этюда, 2 портрета своих внуков, сделал более 20 рисунков и приступил к эскизу на тему: «Гангутовцы пишут снова барону фон Маннергейму». Этот факт описан в Комсомольской правде 14 ноября 1941 года. Я представляю себе этот сюжет так: матросов и красноармейцев, которые собрались около больших орудий на острове, каждый из них стремится диктовать писцу оскорбительные барону слова и сами хохочут, показывая барону ответ, короткий, но решительный: сунешься с моря – ответим морем, сунешься с земли –взлетишь на воздух, сунешься с воздуха –вгоним в землю. Есть что-то сходное и с «Запорожцами». Сделал несколько набросков с бойцов. …В школе организовал художественную студию, работают по 6 часов в неделю, успехи большие. Студийцев 28 человек. Ко дню 24-ой годовщины Красной армии устраивал выставку работ учащихся студийцев… Уважающий Вас И.Гаврилов».

12.12. 1941. Чермоз.  З.М.Виленский – Н.Н.Серебренникову[14]

«Многоуважаемый Николай Николаевич! Наконец имею возможность сообщить Вам и Союзу советских художников о моей работе за сравнительно небольшой отрезок времени моего пребывания в Чермозе. 9 фотокарточек – «продукция» – местной фотографии дают, конечно, только представление о 6 портретах уже готовых в глине больше натуральной величины, пока 6 стахановцев Чермозского металлургического завода. Их количество будет больше. Цель – выставка портретов лучших стахановцев в рабочем клубе. Для местного госпиталя работаю над портретами маршала Тимошенко и героя Великой Отечественной войны капитана Гастелло. Если эти последние 4 портрета будут удачны – то появится желание получить каждый в нескольких экземплярах, а здесь в Чермозе ни гипса, ни форматора. Работаю с расчётом на обжиг… Ещё у нас в плане оформление рабочего клуба совместно с  тт. Иогансоном и Ряжским. Они сейчас работают над эскизами… Прилагаю при сем характеристики 6 стахановцев, местные власти просят поместить портреты с них в областной газете «Звезда»

8.01.1942. Чермоз. З.М.Виленский – Н.Н.Серебренникову[15]

«Многоуважаемый Николай Николаевич! За письмо и подарочек большое спасибо… Портрет Ленина двигаю к концу. Сталина начал на днях опять. Тимошенко и Гастелло начну тогда, когда у меня будет уверенность, что от погоды не завишу. Пять портретов вышли из обжига. Вышли удачны, а остальные не готовы. Выставка значит откладывается. За гипс – спасибо. А фото Гастелло мне очень нужно, что касается моей жизни здесь – такова, что можно желать только лучшего. Питаемся с женой  больше частью картофелем и обещаниями… Но все это от времени, и надо полагать временное. Если удастся достать ещё табаку, не забудьте меня. С товарищеским приветом З. Виленский».

5.03.1942 З.М.Виленский – Серебренникову[16]

«… Я продолжаю работать в том же плане. Количество портретов увеличилось почти вдвое. Делаю эскизы к фигуре «Народный мститель», потом – группа «Письмо на Родину» и ещё другое. …работаю в таком состоянии, точно жить осталось немного и хочется много и хорошее делать… Временами меня терзает мысль о том, что, может быть, мой труд теперь действительно недействительный. И может быть, дрова пилить куда важней. …Хорошо бывает и здесь после хорошей сводки, даже пустой желудок, и Москва кажется не за горами...».

[1]Унгвицкий В.Н. Культурная жизнь на Урале в годы Великой отечественной войны (1941-1945). Учебное пособие по спецкурсу. Пермь, 1994; Западный Урал-фронту. Документы и материалы. Пермь, 1985;Будрина А.Г., Поликарпова Г.А. Дело всей жизни. Искусствовед Н.Н.Серебренников// Подвижники культуры Серебренниковы. В серии: Замечательные люди Прикамья. См. раздел: В дни войны. С. 224-234. Пермь, 1991; Казаринова Н.В. Художники Перми. Л., «Художник РСФСР», С.34-42; Будрина А.Г. Карандашные портреты В.А.Оболенского  периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. в Пермской художественной галерее//Смышляевские чтения, 1993; Будрина А.Г.Рисунки Оболенского//Уральский следопыт,1996, №1; Е.И.Егорова. Пермская государственная художественная галерея в первое двадцатипятилетие её деятельности. 1922-1947 гг.//Документальная  память эпохи. Тезисы докладов. Пермь, 1999. С.95-98; Казаринова Н.В. В годы войны: Пермская галерея – хранилище национального художественного наследия//И помнит мир спасенный… К 60-летию Победы  советского народа в Великой Отечественной войне посвящается. Пермь, 2005. С.157-162; Семянников В.В. Документы о Великой Отечественной войне в частном собрании (О судьбе пермских художников военных лет). //И помнит мир спасённый… Пермь, с.157-162; Царт М.Н. И они приближали победу (О деятельности художественной мастерской агитплаката). Там же. С.167-180; Ежиков И.Г. Палитра мужества (Война глазами художников в военные и послевоенные годы). Там же, с.170-174; Янковская Г.А. Искусство, деньги и политика. Пермь, 2007. С. 196-200. Большое количество материалов публиковалось в пермской периодике 1945-2005 гг., а также в юбилейный 2015 год

[2] 8 марта 1940 г. город Пермь переименован в город Молотов, 11 сентября 1957 г. Молотов снова стал Пермью

[3] На основании решения горисполкома от 11 сентября 1941 г. при Союзе советских художников Пермской области были созданы мастерские по выпуску  агитплакатов и агитокон. С 15 декабря 1941 г. отделения мастерских агитплаката были созданы в посёлке Чермоз, с 10 января 1942 г. – в посёлке Очер.

[4] ГАПК.  Р-1130, оп.1, д.8, л.1.   Черемных М.М. – советский график  (1890, Томск – 1962, Москва). Народный художник РСФСР, лауреат Сталинской премии

[5] ГАПК. Р-1130. Оп.1, д.8.  Л.60. Лучишкин С.А. художник (1902, Москва – 1989, Москва), Заслуженный художник РФ

[6] ГАПК, Р-1130. Оп.1, д.8, л.14.   Трапезников А.Н. – живописец, акварелист (1907, д. Деньково Кировской губ. – 1985, Пермь)

[7] ГАПК. Р-1130, оп.1, д.21, ЛЛ.37, 37 об.

[8] Там же, л.58

[9]ГАПК. Р-1130, оп.1, д.8, л.61.   Иогансон Б.В. , художник, один из ведущих представителей  соцреализма (1893, Москва – 1973, Москва). Народный художник СССР, действительный член АХ СССР, Герой Социалистического Труда

[10] ГАПК. Р-1130, оп.1, д.12, л.31

[11] ГАПК, Р-1130, оп.1, д.10. Л.23

[12] ГАПК. Р-1130, оп.1, д.21. Л.1 .А.И.Самойловских (1901, Кунгур – 1986, Москва), художник график

[13] ГАПК. Р-1130, оп.1, д.21, л.3. Гаврилов И.К. –живописец, график, педагог (1878, Болхов Орловской губ. –1962, Ленинград)

[14] ГАПК. Р-1130, оп.1. д.21,л. 15.

[15] ГАПК. Р-1130, оп.1,д.21, л.6.    Виленский З.М. – скульптор (1899, с. Корюковка Черниговской губ. –1984, Москва), народный художник СССР, Лауреат Сталинской премии

[16] Там же, л. 55