Время работы

К 125-летию Федора Богородского

Художник Федор Богородский, к огромному сожалению, современному зрителю практически неизвестен. Многие из тех, кто знаком с творчеством мастера, назовут его художником сугубо идеологическим. Но между тем, история жизни и творчества Богородского не так однозначна, и читается как увлекательная книга, написанная в эпоху перемен. Полет фантазии и жестокая правда жизни, кисть художника и штурвал «Фармана», морское суровое братство и нежные акварели, арена цирка и тяжелый маузер – все это он, Федор Богородский – разносторонний, увлекающийся, многогранный, один из крупнейших мастеров советской живописи. Его творчество – яркий пример того, как может в искусстве звучать эпоха.

Ф.С. Богородский. Автопортрет. 1922. Из собрания Пермской художественной галереи

«Фуражка вломана в затылок
И шпалер всунут в брюки клеш,
Какая огненная сила
В девизе пламенном «даешь!»

Федор Богородский, 1922

Живопись, море, цирк, поэзия — основные темы жизни и творчества Федора Семеновича Богородского (1895-1959). 2 июня 2020 года исполняется 125 лет со дня его рождения. Пермская художественная галерея, приближающаяся к своему столетию, по богатству фондов – собрание уникальное. Экспозиции пермской деревянной скульптуры, строгановской иконы, русского искусства XVIII-начала XX веков хорошо знакомы нашим гостям. Но одно из собраний, которое всегда считалось гордостью галереи, в силу объективных причин уже два десятилетия не представлено в экспозиции. Это коллекция произведений, созданных в послереволюционную эпоху: работы мастеров социалистического реализма 1930-1950-х годов и более поздних периодов ХХ века, составлявшие некогда Отдел советского искусства. Несколько поколений искусствоведов вложили душу, сердце и труд в сложный и трудоемкий процесс комплектования. Эти люди понимали, что функция музея – собирать лучшее, хранить память, изучать, знакомить новых и новых зрителей с талантливыми мастерами прошедших эпох. Об одном таком ярком художнике, представленном в собрании, наш сегодняшний разговор.

Ф.С. Богородский. Волжские грузчики. 1927. Из собрания Пермской художественной галереи

Художник Федор Богородский, к огромному сожалению, современному зрителю практически неизвестен. Многие из тех, кто знаком с творчеством мастера, назовут его художником сугубо идеологическим. Но между тем, история жизни и творчества Богородского не так однозначна, и читается как увлекательная книга, написанная в эпоху перемен. 

Полет фантазии и жестокая правда жизни, кисть художника и штурвал «Фармана», морское суровое братство и нежные акварели, арена цирка и тяжелый маузер – все это он, Федор Богородский – разносторонний, увлекающийся, многогранный, один из крупнейших мастеров советской живописи. Его творчество – яркий пример того, как может в искусстве звучать эпоха.

В ноябре 1969 года в Пермской художественной галерее проходила персональная выставка художника Федора Богородского. Самого художника к тому времени уже 10 лет не было в живых. Но его супруга, одна из первых советских искусствоведов Софья Разумовская, сформировав из художественного наследия мужа выставку, лично занялась ее продвижением: сопровождала ее по городам России, проводила экскурсии и встречи. Пермская галерея, уже в то время пользовавшаяся большим авторитетом в художественной среде, пригласила организаторов в Пермь и организовала вернисаж в своих залах.

Масштабная выставка имела зрительский успех, а Софья Васильевна Разумовская на долгие годы стала близким другом музея. Через три года после выставки, когда было закончено ее большое турне по России, нам были переданы на хранение уникальные живописные работы и рисунки, созданные мастером в период расцвета его таланта.

Картина, с которой началось собрание фонда Богородского, – «Волжские грузчики» 1927 года – была передана в галерею из Совнаркома СССР в конце 1920-х. Эпические и яркие герои предстают на картине былинными богатырями. Ощущение, что эти трехметровые силачи (картина очень крупная по размеру) подсказаны впечатлениями детства, прошедшего у будущего художника на Волге – в Нижнем Новгороде. 

Ф.С. Богородский. Танцовщица Анна Скопина. 1925. Из собрания Пермской художественной галереи

Федор закончил в родном городе классическую гимназию, изобразительным искусством увлекался с юности: занимался в художественных студиях, делал успехи. Способный юноша помимо живописи отдавал много сил сцене: писал сценарии, готовил декорации, играл в спектаклях, и даже сам выступал под псевдонимом Ферри в цирке на Нижегородской ярмарке. Отец адвокат хотел, чтобы сын пошел по его стопам: для продолжения образования был выбран юридический факультет Московского университета. Вступительные экзамены сданы, началась учеба, но в воздухе уже было разлито предчувствие революции, и жизнь распорядилась судьбой Богородского иначе.

В те годы в художественной среде был моден футуризм, и Федор горячо, как, впрочем, всегда будет в его жизни, им увлекся. В период учебы в Москве его радушно приняли в среде поэтов и художников. Богородский сдружился с Маяковским и Каменским, Хлебниковым, Асеевым, и сам начал писать стихи.

В 1916 молодого студента мобилизуют на Балтийский флот, и Федор снова увлекается, на этот раз морем. Любовь к морю, так же, как любовь к цирку, прочно войдет в его дальнейшую жизнь. С 1917 года Богородский – морской летчик, полный георгиевский кавалер. Эпопея первой империалистической войны чуть не закончилась трагически: самолет был сбит немецкой артиллерией, а сам летчик, чудом оставшийся живым, полгода пролежал в военном лазарете, в 1918 был демобилизован из армии как инвалид. Почти четыре года Федор Семенович занимался агитационной и политической работой в Нижнем Новгороде, Оренбурге, Москве и только с осени 1922 смог вернуться к тому, о чем мечтал и чему хотел посвятить себя всецело — изобразительному искусству. В 1922 Богородский принят во ВХУТЕМАС, сразу на 4 курс, к прекрасному мастеру Абраму Архипову, издает поэтический сборник «Даешь!» (комментарии к нему написал Василий Каменский), вступает в художественное объединение «Бытие». С 1924 он активный участник Ассоциации художников революционной России – самой влиятельной из группировок 1920-х годов. Талантливый художник искренне верил в будущее революционного искусства и старался как можно шире отобразить новую жизнь. «Его повышенный жизненный тонус отражается на всем, к чему он прилагает руку»,– писал о нем Игорь Грабарь.

Ф.С. Богородский. Беспризорный пионер. 1925. Из собрания Пермской художественной галереи

С середины 1920-х наступает один из самых плодотворных периодов в творчестве художника. Расцвет был связан с обращением к реалистической живописи. Произведения этого периода, с четко построенной крупнофигурной композицией, выполнены в темпераментной, экспрессивной манере. Яркая выразительность типов и романтически эмоциональная приподнятость образов делает произведения особенно запоминающимися. Именно такие работы высочайшего профессионального уровня были переданы в галерею наследниками художника.

Одна из главных тем в творчестве середины 1920-х — тема цирка, которым продолжает увлекаться молодой художник. Великолепна «Танцовщица Анна Скопина» 1925 года из нашего собрания. Героиня этого портрета, Анна Скопина — партнерша по сцене и жена Богородского. Они вместе выступали в номере «Ню и Ферри». Пара выступала в ковбойских костюмах, которые хорошо отражали крутой характер актеров. Богородский вспоминал впоследствии: «В конце номера Скопина бросала меня с рук на задний бланш сальто-мортале». Уже став известным, он не оставлял мечту создать галерею портретов цирковых артистов.

В 1925–1926 годах Богородским была создана серия портретов беспризорников. Автор представил на своих полотнах не лакированную жизнь, а «детей улицы», которые наводнили города после окончания гражданской войны. Незабываемые психологические портреты–типы не могли оставить равнодушными зрителей: серию заметили. Это была суровая правда жизни, правда эпохи. Эпохи живой, страстной, темпераментной, со всеми противоречиями, со всеми переплетениями судеб. Один из портретов серии – «Беспризорный пионер» – хранится в собрании галереи.

Ф.С. Богородский. Группа артистов цирка. Серия "Цирк в Берлине". 1930. Из собрания Пермской художественной галереи

К моменту окончания ВХУТЕМАСА в 1927 году Богородский, уже признанный мастер, получает возможность выехать за рубеж в пенсионерскую поездку. С 1928 по 1930 год живет в Италии, Германии и Австрии, изучает новые для него техники рисунка, местные особенности жизни, человеческие типы, много работает.

В Пермской галерее хранится, помимо живописных работ, богатейшее собрание рисунков Федора Семеновича, переданное С.В. Разумовской и сыном художника Дмитрием. Ранний «Автопортрет» 1922 года дает возможность представить, каким Богородский был в самом начале творческого пути – прямым, открытым, смелым. В облике читается суровая жизненная школа: скорее, это портрет моряка, чем трепетного художника. Но в этом сочетании мужества, знания жизни и жажды искусства и кроется секрет особого «героического реализма» в котором, по признанию критиков, творил мастер. Кроме портрета, в коллекцию были переданы рисунки, созданные в период наибольшего творческого подъема, привезенные из Германии и Италии.

В путешествии по Европе художник создает удивительные по красоте пейзажные и жанровые акварели, рисунки тушью. Богородский–рисовальщик предстает перед зрителем совершенно иным – поэтичным, трепетным, меняются его художественные приемы: они отличны от драматического и монументального Богородского–живописца. После учёбы в Италии его палитра посветлела и стала легче. Пейзаж «Капри» написан в то время, когда художник продолжительное время в 1928 году гостил на даче у своего земляка – писателя Максима Горького. Необыкновенной живостью отличаются серии рисунков «В Неаполе», «В Сорренто», «На улицах Берлина» и, конечно, любимые темы цирк и море — «Цирк в Берлине», «Моряки и гамбургский плотник». Все это – рисунки из нашего собрания.

Творческая жизнь Федора Семеновича Богородского была успешна и в последующие годы. В 1930-е мастер создает много картин морской тематики, ездит на Черноморский флот, в портовые города, возвращается к воспоминаниям молодости. Успешно сочетает творчество с преподавательской деятельностью. Во ВГИКЕ Богородский заведовал кафедрой живописи и рисунка двадцать один год (1938-1959), с 1947 года был Членом-корреспондентом Академии художеств СССР, с 1956 до конца жизни возглавлял МОСХ. Старался успеть все.

Еще в 1920-е годы Анатолий Луначарский сказал о творчестве Богородского: «Очень уж много тут энергии, очень уж высоким фонтаном бьет здесь радость бытия и желание победить всякие трудности». Эту характеристику можно отнести и к самому художнику с его оптимизмом, темпераментом, настойчивостью, жадным любопытством ко всему многообразию жизни.

 

Ф.С. Богородский. Группа клоунов. Серия "Цирк в Берлине". 1929-1930. Из собрания Пермской художественной галереи

 

 

Ф.С. Богородский. Матросы и гамбургский плотник. Серия "На улицах Берина". 1930. Из собрания Пермской художественной галереи

 

 

Ф.С. Богородский. Итальянский каменщики. Серия "В Сорренто". 1930. Из собрания Пермской художественной галереи

 

 

Ф.С. Богородский. Рисунок. Капри. 1928. Из собрания Пермской художественной галереи